Байкеры – это такие безбашенные любители скорости, которые просто купили мотоцикл, косуху, бандану и погнали в междурядье ловить ветер. Так часто кажется со стороны. Но на самом деле байкерское сообщество – это целый сложный мир, со своими лидерами и изгоями, со своими правилами, законами, историей, иерархией и кодексом чести.

Корреспондент «Крабика» проник в самое сердце сахалинского байкерского движения и попытался разобраться, что там к чему.

Клубы

Есть много форм организации байкерских клубов, с разной структурой и авторитетом в сообществе. Разбираться в них можно долго, мы же остановимся на тех, которые представлены в Сахалинской области.

Самые уважаемые и серьёзные — мотоклубы (МС)

Такие клубы имеют жёсткую иерархию и строгие внутренние правила. Членами мотоклуба могут быть только мужчины и только стандартной сексуальной ориентации. Возможны расовые или классовые критерии и даже ограничения по марке мотоцикла. Традиции часто неполиткорректны, ничего не поделаешь, в настоящую банду попадают только брутальные белые натуралы.

У мотоклуба есть президент, заместитель президента, казначей, дорожный капитан, председатель, секретарь и рядовые «мемберы». Обязательно есть клубное помещение, имеющее зону, в которую допускаются только члены клуба. Кроме этого часто у МС есть собственный бизнес, незаконный — если совсем уж ревностно соблюдать традиции первых американских клубов, впрочем теперь быть гангстером не обязательно, бизнес можно вести и честно.

В любом регионе МС — это лидеры. Они организовывают общие байкерские мероприятия (открытие сезона, байк-шоу, мото-фестивали и другие), они решают подтверждать или нет статус новых клубов.

Следующая ступень иерархии — мотокомьюнити (МСС)

У этих ребят всё так же, но попроще. Они не обязаны устраивать мероприятия, не ведут своего бизнеса, могут иметь более демократичные внутренние правила и упрощённую структуру.

Ещё более расслабленно живут райдерс-клубы (RC)

Такие объединения создают люди, для которых езда на мотоциклах — это самое главное, а остальные байкерские дела их интересуют не сильно. Они даже могут не назначать президента своего клуба, но тоже имеют устав, нашивки и официально представлены остальному сообществу.

И, наконец, женские мотоклубы (WMC)

В патриархальном мире байкерских понятий находятся на самой нижней ступени иерархии, но считаются полноправными участниками движения и пользуются соответствующим уважением. Внутренние правила для своего клуба женщины могут выбирать свободно.

Стать частью существующего клуба не просто, особенно если вы замахнулись на членство в МС. В этом случае вам придётся пройти несколько этапов «карьерной лестницы»: саппортер (бесправный фанат, просто трётся рядом), хэнгэраунд (выполняет поручения байкеров рангом выше, права голоса не имеет), проспект (низший ранг, уже одной ногой в клубе), мембер (полноправный член клуба) дальше идут командные должности. Для того, чтобы «новобранец» перешёл на следующий уровень, за это должны проголосовать все члены клуба на общем собрании. Принимать в братство кого попало байкеры не станут, потому что за каждое действие каждого члена клуба отвечают все.

Часто бывает так, что у клуба появляется слишком много поклонников, желающих получить членство. Тогда они объединяются в собственный клуб с новым названием и борются за право официально поддерживать любимое сообщество, стать признанным «саппортом». Для этого необходимо получить согласие основного клуба.

Сахалинские клубы

Самым уважаемым клубом на Сахалине как раз является такой «саппорт» —  «Red and White Army MC Russia». Это официальный российский клуб поддержки легендарного и известного во всём мире MC «Hell`s Angels» (Ангелы ада). Сахалинское отделение «красно-белой армии» организовывает на острове открытия и закрытия сезонов, пользуется непререкаемым авторитетом.

Ещё один сахалинский МС — «WOLF SKULL» — имеет менее впечатляющую историю, но является международным клубом и также пользуется всеобщим уважением, как и положено МС.

Клубов, обозначенных аббревиатурой МСС, на Сахалине три — это «Медведи Сахалина», «Sakhalin Amigos» из Корсакова и «Evil Dogs» из Поронайска. Эти клубы выбрали статус, не обязывающий к проведению мероприятий, но «Медведи», например, ежегодно проводят масштабный фестиваль «След Сахалина», по собственной инициативе.

Есть в нашей области два RC: любители устраивать крутые вечеринки — клуб «Ronin» и самые молодые в сообществе — «Steel Bro». Признанный женский клуб на Сахалине пока один — WMC «RaidoRune».

На этом официальный список байкерских клубов в области заканчивается. Но есть ещё два объединения, не признанных остальными — «Ночные волки» и его женский клуб поддержки «Ночные валькирии» — изгои сахалинского сообщества байкеров. Их не считают клубами, не приглашают на общие мероприятия и часто даже не здороваются на улице.

Когда-то региональное отделение всем известного российского клуба «Ночные волки» (который, кстати, имеет статус MG — бандитский мотоклуб) существовало в гармонии с другими сахалинскими байкерами. Но потом внутри клуба случился раскол, признанный президент объявил о роспуске объединения, а новый не представился должным образом и был отвергнут сообществом. Впрочем «волки» и «валькирии» свободно катаются по сахалинским дорогам, устраивают свои «открытия и закрытия сезонов» и им никто не мешает. В этом, пожалуй, заключается главное отличие сахалинского байкерского мира от всех остальных. Да, между клубами случаются разногласия, но никто не едет с битами громить соперников, как это принято в других регионах.

Для того, чтобы создать собственный байкерский клуб и не стать изгоем, нужно сделать две вещи: утвердить устав и представиться президентам других клубов региона при личной встрече. Если у «старших» не возникнет возражений — добро пожаловать в сообщество.


Исключение из правил: Уже два года колонну мотоциклистов на открытиях сезонов возглавляет губернатор Сахалинской области на своём Harley-Davidson. Этот факт вызывает возмущение многих байкеров, ведь, согласно правилам, впереди колонны могут находиться только представители МС. А Олег Кожемяко – фрирайдер, его место в хвосте, за спинами настоящих байкеров из настоящих клубов. Но организаторы сочли возможным поступиться внутренней иерархией в пользу государственной.


Знаки отличия

Нашивки на клубных жилетках байкеры называют словом «цвета», потому что это фактически флаг клуба. Их расположение чётко регламентировано: на спине по центру размещается эмблема клуба, над ней — название, под ней — регион, справа — аббревиатура формы организации; на груди располагается три нашивки — ещё раз название клуба, имя или прозвище самого байкера и его звание. Полный набор нашивок имеют только члены клуба высокого ранга.

К «цветам» мотоциклисты относятся очень трепетно. Если новый клуб выберет своим символом что-то похожее на эмблему уже существующего клуба, у него возникнут серьёзные проблемы. И уж конечно, ни при каких обстоятельствах, не стоит надевать чужую жилетку, если вы не являетесь членом клуба. Первая же встреча с байкерами в таком виде, в лучшем случае, закончится для вас телесными повреждениями средней тяжести. Каждую букву на своих нашивках надо заслужить и за каждую придётся ответить.

Был такой случай. Представитель одного из сахалинских клубов путешествовал по России на своём мотоцикле, в жилетке с клубными нашивками. Ему встретились местные байкеры и стали расспрашивать о надписи «Russia» под эмблемой. Когда выяснилось, что клуб не является общероссийским, а имеет представительство только на Сахалине, у нашего земляка возникли серьёзные проблемы. Потому что по байкерским понятиям он не имел права нашивать надпись «Russia» на свою жилетку. Дело закончилось миром только благодаря тому, что представители сахалинских МС уже бывали в этом регионе с официальным визитом и, созвонившись с местными «старшими», убедили их отпустить парня.

Фрирайдеры

(Фото из группы клуба «Медведи Сахалина» во Вконтакте)

Но если все эти сложности и правила мотоциклисту не интересны, он может просто кататься, не вступая ни в какие клубы. Остальные байкеры относятся к фрирайдерам (одиночкам) по-доброму, как к младшим братьям, с радостью принимают на своих мероприятиях, но всё же некоторую дистанцию держат.

Например, на празднование дня рождения «RC Ronin» в местном баре пригласили всех байкеров, но для членов клубов организовали бесплатный вход, а для фрирайдеров платный — 500 рублей. Мелочь, конечно, но разницу в статусе подчёркивает. Всё потому, что наличие нашивок означает, что за этого человека готов поручиться целый клуб.

Байкерский клуб — это нечто значительно большее, чем простое сообщество людей, увлечённых одним делом. Это неделимое братство. Если у вас случится конфликт с каким-нибудь байкером, вам не удастся подраться с ним один на один, на его сторону встанет весь клуб. Даже если он был не прав, с ним братья разберутся потом, а с вами — здесь и сейчас, так что лучше не гневить судьбу. В то же время поведение одного человека сказывается на репутации всего клуба и это серьёзный повод взвешивать каждый свой поступок. А одиночки бывают разными, никаких дисциплинарных ограничений не имеют, кто знает, что там творится в их головах? Поэтому их и держат немного на расстоянии.

Один из сахалинских фрирайдеров после трёх лет свободы от уставов и правил, недавно всё таки решил вступить в клуб. Мы задали ему один вопрос — зачем?

StekS, член клуба «Steel Bro RC»: «Когда был фрирайдером, я думал, что это свобода. Нет обязательств, не нужно ни перед кем отчитываться. Что хочу, то ворочу. Вот только другие фрирайдеры не все адекватные люди и порой мне просто стыдно было с ними катать. Хотелось быть с кем-то на одной волне. Однажды знакомый предложил покататься вместе с его друзьями. Мне понравились ребята, адекватные, мат через мат не проскакивает, интересные собеседники, и самое клёвое, что на дороге ведут себя не как обезьяны. Начали кататься все вместе. А потом с парнями подумали — раз уж мы общаемся, катаемся, не замутить ли нам клуб?

Что даёт клуб? С точки зрения обычных людей, ничего не даёт и многие видят в этом какое-то ребячество, мол в зорьку в детстве не наигрались. С точки зрения фрирайдеров, он даёт некие преимущества в каких-то мероприятиях, и многие видят в клубах зазнавшихся и высокомерных людей. С моей точки зрения, клуб нужен не для того, чтобы что-то давать. Я просто знаю, что могу положиться на своих братьев».

Есть ещё одна форма существования в байкерском сообществе — общественная организация. На Сахалине существует движение «Мотоохотники». Все участники этой организации позиционируют себя, как фрирайдеры, но тем не менее работают в команде. «Мотоохотники» принимают участие в организации массовых мероприятий, сопровождают байкерские колонны, налаживают связь между мотоциклистами, для того, чтобы вовремя приходить друг другу на помощь в случае ДТП или какой-нибудь другой беды. А ещё проводят регулярные тренировки, где учатся эффективно маневрировать и правильно группироваться при падении с мотоцикла.

Падают все

Во время сезона, практически каждую неделю байкеры собираются на пустой парковке в районе аэропорта, расставляют шашечки и долго катают «восьмёрку». Задача — правильно выбирать траекторию движения, следить за взглядом (смотреть нужно не под колесо, а значительно дальше), следить за положением тела (перераспределение веса играет важную роль в управлении мотоциклом), закладывать мотоцикл набок и не упасть. Если руки начали болеть от напряжения — это значит, что тренировка проходит успешно и полученные навыки «записываются на подкорку», чтобы автоматически сработать в нужный момент. Те, кто справляются с «восьмёркой» идеально, переходят к более сложным фигурам.

Руководит процессом и делится опытом бывалый мотоциклист и представитель движения «Мотоохотники» Михаил Ольчук. Кроме советов по маневрированию, он рассказывает товарищам какие упражнения нужно делать, чтобы научить тело правильно группироваться в случае падения. По-началу большинство байкеров отнеслись к идее таких тренировок скептически но потом, уверяет Михаил, они увидели на практике преимущества тренированных мотоциклистов и прониклись.

«У мотоцикла два колеса. Он в принципе стоять-то не может. Это нормально, когда он падает, и к этому нужно быть готовым. — Объясняет Михаил. — Вот у меня сейчас в данный момент двойной перелом нижнего ребра левого. Я упал на скорости 140 километров в час на трассе под Биробиджаном, это было месяц назад. Но я стою перед вами живой сейчас и даже могу сплясать. Если бы я неправильно группировался при падении, всё было бы намного грустнее. Недавно в аварию попал один из наших лучших маршалов — Данил. Мотоцикл всмятку, а он сам практически не получил повреждений. Вот вам доказательство нашей школы. Данила видели многие, как он группировался, как он летел, как он перепрыгивал эту машину. Конечно, падают все, рано или поздно. А вот последствия падения могут быть разными и мы из кожи вон лезем, чтобы сделать их как можно менее существенными».

Существует немало шуточек про уязвимость мотоциклистов, их называют «одноразовыми» или даже «хрустиками». Езда на мотоцикле действительно опаснее, чем на автомобиле и требует хорошей техники вождения. Но байк — это не средство передвижения, это страсть, понять которую может не каждый.


Больше интересного на «Крабике»:

Холодный Сахалин. Каждый год мы ждём от июля высоких температур и каждый год разочаровываемся. А всё потому, что сахалинское лето сдвинуто относительно календарного на месяц вперёд

Пауки в банке. Первый канал и сахалинские СМИ обвиняют друг друга в «чёрной заказухе»

Патологический лентяй. Авторская колонка о неудачниках и мотивации