Вечером 27 марта к памятнику Скорбящей матери на площади Славы в Южно-Сахалинске пришли тысячи людей, чтобы почтить память жертв кемеровской трагедии. Они оставляли у памятника цветы, свечи и мягкие игрушки. На следующий день в нескольких сахалинских СМИ появилось сообщение о двух женщинах, которые разграбили мемориал, забрав часть игрушек себе. На видео, предоставленном очевидцами, сам момент кражи не запечатлён, но в кадр попали подозреваемые «вандалки», а за кадром были слышны осуждающие речи.

Новость о недостойном поведении неизвестных возмутила многих сахалинцев. Читатели оставляли под публикациями гневные комментарии и клеймили женщин позором.

Ксения Яковенко, автор видео (из интервью ASTV.RU): «Те игрушки принесли для детишек, которые погибли в этом пожаре. Но женщины так и не прислушались к нашим просьбам. Я смогла только снять происходящее, решив всё предать огласке. При таких событиях люди не должны заниматься этими вещами. Может быть, увидев себя, они испытают стыд за свои действия. Люди не должны себя так вести».

Наталья Серова: «Своим детям-внукам на похороны? Или на могилы? Уроды… ничего святого».

Ирен Феррари: «Зачем так позорят в дни траура наш остров? В стране траур трехдневный, а они тащат игрушки с мемориала памяти. Ужас».

Впрочем, объект для недовольства вскоре сменился, и люди начали осуждать не «вандалок», а журналистов, которые об этом написали. Дело в том, что в женщинах на видео некоторые сахалинцы узнали своих соседок, страдающих психическими заболеваниями.

Петр Цырендоржиев: «Просто это больные женщины… Они возможно считают, что это бесхозные вещи… Уже писал, что одна из них постоянно таскала из мусорных баков игрушки и одежду для своего тоже больного сына… сына сейчас не видно».

Наталья Хапочкина: «Сразу после публикации мои земляки узнали в этих «монстрах» своих соседей, которые, как оказалось, состоят на учете в психоневрологическом диспансере: весна, обострение, все такое… Журналисты подхватили и растиражировали. Не проверив, припечатав ярлыки типа «мародерство» и «вопиющий случай». Итог — мой Южный опять прославился на весь мир как малая родина моральных уродов. 2000 перепостов в одном только Фейсбуке. А вот в этом — не просто непрофессионализм и погоня за дешевой сенсацией — это подлость. Я не знаю, кто был выпускающим редактором в тот день, я не знаю, кто принимал решение о публикации этой «новости». Но я впервые осознала, что счастлива: я больше не имею к этой профессии никакого отношения. Мне стыдно за «коллег». Потому что их подлое слово отозвалось позором на весь мир. Причём на пустом месте».

Анастасия Нерослова: «Постыдились бы вообще людей мародёрами называть и такие посты опубликовывать. Нормальный человек так не сделает, это все прекрасно понимают, здесь явно люди с определенными отклонениями. Сенсации захотелось и зрелищ? Увы, не получилось».

Эта история поставила перед сахалинцами сложный этический вопрос. Достоин ли порицания хоть кто-то из действующих лиц – нездоровые женщины, очевидец или журналисты – определить сложно. Тем более, оставленные у мемориала игрушки являются не материальной ценностью, а скорее просто символом скорби. Через несколько дней после акции памяти цветы, лампадки и игрушки так или иначе отправляются на свалку.