Видеокадры спасения унесённых на льдине рыбаков 9 апреля, которые сахалинским СМИ предоставила пресс-служба МЧС, обладали яркой особенностью: обилием нецензурной брани. Матерились спасатели. С помощью крепкого словца они выражали своё отношение не столько к ситуации, сколько к рыбакам, вышедшим на опасный лёд. Часть матов пресс-служба удалила заранее, погрузив внушительную часть видео в тишину. Остальное мы закрыли звуком «вшть». Вот, что осталось:

Крыть матом тех, кому пришёл помочь – не хорошо. Но причины повышенной эмоциональности спасателей понять можно. Рыбаки, оказавшиеся на льдине, попали в беду не случайно. Они сознательно вышли на заведомо опасный участок льда, проигнорировав предупреждения МЧС. Нецензурную брань в адрес пострадавших это, возможно, не оправдывает, однако спасатели – живые люди и у них накипело. Тем более, подобное происходит каждую весну по несколько раз и никакие взывания к совести беспечных рыбаков не помогают.

От эмоций к действиям призывают перейти сотрудники сибирского центра МЧС России. После инцидента 9 апреля, они предложили правительству Сахалинской области ужесточить региональное законодательство и наказывать таких рыбаков.

Сахалин – не единственное место, где рыбаки на свой страх и риск выходят на опасные участки льда за лучшим клёвом. Только в этом году на Дальнем Востоке зафиксировано пять случаев отрыва льдин с людьми. Но в отличие от Сахалинской области, в других субъектах региона нарушителей штрафуют.

«Методика проста и понятна. На водоёме специалисты определяют границу, за которой находиться на льду опасно. Обозначаем эту границу на местности знаками или вешками. Корректируем региональный закон об административных правонарушениях, где прописывается личная ответственность гражданина за самовольный выход в опасную зону. Власти всех уровней должны принять максимальные практические меры, чтобы беды не произошло. Особенно массовой. Разницы нет, пожар это или водоём. Нельзя пускать человека в опасное место, раз он сам этого не осознаёт», — напомнил суть методики начальник СРЦ МЧС России генерал-лейтенант Сергей Диденко.

Реакция читателей на эту публикацию оказалась не однозначной, некоторые сахалинцы не осознают уровень опасности, которой подвергаются люди на льдине. Это подвигло руководителя пресс-службы ГУ МЧС России по Сахалинской области Александра Ивельского рассказать несколько историй в официальных группах ведомства в социальных сетях. К рассказу прилагалось видео, не вошедшее в рассылку для СМИ.

Александр Ивельский: «На представленных кадрах видно, что спасатели эвакуируют гражданина с ограниченными физическими возможностями. Да, он тоже находился на оторванной льдине. Да, он тоже знал, что существует угроза отрыва льда. Да, он тоже отправился за рыбой на лёд.

Не раз приходилось слышать от спасателей, как ведут себя спасаемые со льда люди. Мне рассказывали о том, как в зависший над льдиной вертолёт со спасателями, расталкивая женщин и детей (!) первыми ломанулись здоровенные дяденьки с не менее здоровенными рюкзаками. Их, конечно, привели в чувство ласковые действия спасателей, и женщины с детьми первыми попали в салон. А как бы себя в той ситуации повели люди, находившиеся рядом с маломобильным человеком?..

Безусловно, недостойные поступки характерны не для всех рыбаков-любителей. Многие, наоборот, ведут себя сдержанно и всегда пропускают вперёд женщин и детей. Тут вопрос в другом. Зачем вообще во время угрозы отрыва льда тащить с собой женщину, ребёнка или человека, который и ходить-то сам не может?! Ни один из диалогов на эту тему с рыбаками лично у меня не приводил к какому-либо пониманию ситуации. Судя по всему, сами рыбаки не очень понимают, зачем они подвергают риску своих близких и себя.

И вот в этой обстановке мы наконец-то начинаем выходить из пике. В качестве решения предлагается ужесточить законодательство в области охраны жизни людей на водных объектах путём введения штрафов для тех, кто выходит на лёд вопреки предупреждениям. Можно очень долго спорить, насколько это будет эффективным, но на данный момент других вариантов, как призвать земляков к сознательности, нет. Как призвать беречь собственную жизнь человека, который не то что сам идёт, а ещё и ребёнка тащит на лёд при риске взлома припая? Или друзей, которые берут инвалида на лёд во время угрозы отрыва? Это повезёт, если в экстренной ситуации друзья не бросят его одного на верную гибель. А если нет? А если бросят? Разве есть какие-то варианты, как такие ситуации предотвратить, кроме введения штрафов?»

Физически не пускать людей на опасные участки льда спасатели уже пробовали – не помогло. Рыбаки обходили кордоны пешком или на снегоходах. Но есть вероятность, что люди, не жалеющие себя, пожалеют хотя бы свои деньги и введение административной ответственности принесёт позитивные плоды. Открытым остаётся главный вопрос: пойдут ли на это сахалинские власти?